Первая остановка на пятачке, где расположился «главный» сельский продуктовый магазин. Здесь же отделение Сбербанка - на стене самопальная надпись на немецком (!) с добавлением русского мата. В Мениле нет никакой власти, поселковая администрация муниципального образования, к которому приписано село, базируется в соседнем п. Факеле.

Село Менил Факельского муниципального образования Игринского района Удмуртской Республики ранее именовалось посёлком Новостройка. Расположено поселение на реке Большой Меньил, в 19 километрах к северу от Игры и в 5 километрах от посёлка Факела. По данным за 2011 год, в Мениле проживали 1 тысяча 379 человек. Добрая половина из них – пенсионеры.

В Мениле до десятка улиц. Все домики - частные самострои. О таких благах, как ГВС, централизованное газовое снабжение и Интернет, менильцам остаётся только мечтать. Бюджетные учреждения села отапливаются от одной угольной котельной. Есть сотовая связь, но хорошо принимает только «Мегафон», в соседнем Факеле - зона устойчивого приёма от МТС. Дом площадью от 40 кв. м с баней, постройками и земельным участком от 30 соток продают здесь за 250-300 тысяч рублей. Об этом узнаём из частных объявлений на менильских столбах.

Инфраструктура представлена школой, детским садом, больницей, клубом, библиотечно-культурным комплексом, отделением Сбербанка, 3-4 магазинами, почтовым отделением связи и водонапорной башней. В трёх километрах от села идёт железная дорога. Станция Меньил была открыта здесь в победном 1945-м. На пассажирской и грузовой железнодорожной станции Меньил Горьковской железной дороги поезд «Ижевск - Балезино» стоит 4 минуты.

ООО «Удмуртский комбинат деревянного домостроения» - так теперь называется единственное промышленное предприятие в Мениле. Специализируется на деревообработке – в своё время здесь располагалось заготовительное предприятие, давшее жизнь посёлку. Трудятся здесь несколько десятков менильцев, остальных работников привозят из райцентра - Игры. Некоторые жители Менила работают на железной дороге, но большая часть работоспособного мужского населения села ездят на работу в сервисные предприятия нефтяников, в энергетическую компанию в Игру, на стекольный завод в соседнем посёлок Факел, а то и вовсе покидают пределы Удмуртии, добывая заработок вахтой на Севере или устраиваясь дальнобойщиками в транспортные компании. Многие мужчины, как сетуют сами менильцы, откровенно спились.

По нескольким объявлениям на досках информации и столбах сложилась картина о местном предпринимательском слое. «Продажа кур-молодок», «техосмотр от ООО «Импульс» в соседней деревне Комсомолец», «реставрация подушек», «по продаже семян обращаться к сотрудникам почтового отделения», «покупатели Всероссийской народной лотереи «Доступное жилье» обслуживаются вне очереди» (объявление в почтовом отделении), «микроавтобус до соседних населенных пунктов».

Население села стареет. Выпускники школы по окончании учебных заведений обратно в родное село не возвращаются: нет ни перспектив, ни жилья, ни возможности устроить личную жизнь. Приток молодых кадров на рабочие места не обеспечен, да и нечем его обеспечить. Главная проблема немногочисленных бюджетных учреждений села – нехватка кадров и невозможность пополнения кадрового состава. Медсёстры, учителя, воспитатели разводят руками: некого после себя оставить. А «возвращать» своих детей в родное село не пожелают врагу.

Выпускавшаяся когда-то местная многотиражка «Менильский рабочий» умерла вместе с леспромхозом. В прошлом году менильцы отмечали 65-летие посёлка и 75-летие леспромхоза, которого, по сути, давно нет.

История села

Директор школы Ирина Перминова порекомендовала обратиться к бывшему учителю истории, местному краеведу Виктору Захарову. Сейчас он на пенсии, но до этого полжизни проработал в «старой» школе учителем истории и сопутствующих дисциплин. Мы застали Виктора Витальевича перебирающим свои многочисленные бумаги. Он, действительно, знает об истории села, где прожил несколько десятилетий, всё и всех.

До 30-х годов на территории современного села Менил были девственные переросшие леса хвойных пород. В начале 30-х здесь, как и во всей лесной местности Игринского района, стали появляться рабочие лесные посёлки. Предполагалось, что это будут временные поселения. По осени, с первыми заморозками, работники при помощи лошадей-тяжеловозов прокладывали так называемую «лёд-дорогу». Два запряжённых цугом битюга протаскивали за собой груз на ширину полозьев саней и оставляя канаву. Образовавшуюся колею припорашивали снегом, после чего заливали её водой из бочек. Эту рукотворную ледяную канаву и называли «лёд-дорогой».

По этой дороге протяжённостью 6 километров - от Горелого Бора, что на берегу реки Лозы, к лесозаготовительному складу - в течение зимы доставлялись брёвна. А весной, когда река поднималась, брёвна сталкивали с крутояра и сплавляли в Балезино. Бригады работников жили в разборных щитовых домах и должны были быть готовы перекочевать каждый раз, как только исчерпывалась лесосырьевая база в «стояночном» поселении.

До начала войны люди так и не решались осесть на месте нынешнего села Менил. В 1942 году, когда недалеко от посёлка прокладывали железную дорогу Ижевск - Балезино для военных нужд, он стал ещё и перевалочной станцией на время строительства. С окончанием войны здесь открыли железнодорожную станцию Меньил и начали основательное строительство лесозаготовительного пункта, который позже стал крупным лесопромышленным предприятием.

Такие же лесозаготовительные пункты, совпадающие теперь со станциями, появились после войны по всей протяжённости ветки железной дороги: Лынга, Лоза, Кушья, Люк, Андрейшур, Зилай и др. Ещё два года после победного 1945-го лес на лошадях подвозили к перрону и вплечевую грузили в вагоны 2,5-метровые несмолёные брёвна, пока в 1947 году не подвели МПС-тупик. Сегодня этот тупик является самой большой достопримечательностью села. Кроме погрузки леса, здесь отгружают полевошпатовый материал для стекольной промышленности с горно-обогатительного комбината из Челябинской области. Тонны выгруженного стекольного сырья увозят из Менила на стекольный завод в соседний посёлок Факел.

Ближе к железнодорожной станции после войны стали строить новые дома на прочном фундаменте. В 1956 году сюда с вымершей соседней улицы времён лесных поселений перевезли последний разборный щитовой дом.

Люди говорят

В детском саду «Берёзка» сегодня 63 воспитанника, 3 группы. Они ютятся в старом здании постройки 80-х годов. Пока со стороны властей не поступало даже обещаний о ремонте здания или постройке нового детского сада. Очередь небольшая. В ясельную группу детей принимают с
2 лет. Не хватает воспитателей и нянечек, говорят работающие здесь воспитатели. Никто не соглашается работать за зарплату ниже прожиточного минимума.

В новом здании школы на стене висят часы с символикой Госсовета Удмуртии. Очевидно, в 2011 году их подарил школе вновь избранный председатель Госсовета УР Александр Соловьёв, лично присутствовавший на церемонии открытия.

В прошлом учебном году в десяти классах Менильской средней школы обучались 94 человека из 79 семей. Каждый год количество учеников сокращается. В первый класс в 2011-2012 учебном году пришли 10 учеников. Выпустились шестеро. Число выпускников в ближайшие 10 лет будет колебаться в пределах 10 человек в год. Незначительное повышение рождаемости в Мениле наблюдается только в последние три года. В педагогическом коллективе школы трудится 21 человек, среди них всего один молодой специалист. За недостатком местных учительских кадров многие педагоги (на совмещённых ставках) приезжают в Менил из соседних населённых пунктов.
В конце дня возвращаются обратно.

«В 2011 году вынес весь мусор из новой школы и 1 сентября в школу больше не пошёл», - сказал наш «гид» Виктор Захаров.

В 2011 году как раз ввели в эксплуатацию новое здание Менильской средней школы, которую власти обещали построить здесь в течение десяти лет. Открытие школы было запечатлено на снимках, которые случайно удалось найти в соцсетях. Школу построили рядом с обветшалым корпусом деревянной школы. Сейчас на месте старой школы – пустошь и одинокий белый парус. «Мы - несчастные люди, - говорил житель посёлка Андрей, провожая нас к дому учителя истории Захарова, - нам, выпускникам старой школы, даже прийти сейчас некуда». Андрей раньше работал у нефтяников, после того, как там резко упали зарплаты, устроился дальнобойщиком. Его сын скоро закончит школу, и проблема будущего трудоустройства тоже будет для него актуальна. «Никогда раньше в Мениле не было столько брошенных домов», - сетовал Андрей, когда мы проходили мимо одного из полуразвалившихся строений.

«В 2001 году в нашу деревянную развалюху (школу) приехал президент Волков. Меня предупредили, что он будет со мной говорить, - рассказал Виктор Захаров. - И вот заходят Волков, Богомольный, их помощники, глава нашей сельской администрации. Я боялся только, чтобы пол не провалился (смеётся). Президент затылок чешет, вздыхает, школу, говорит, надо новую строить. А я им – школу-то, оно, конечно, надо. Но первостепенно другое. Бывший наш леспромхоз законсервирован и развален. Село стоит. Работы нет. В первую очередь, говорю им, надо рабочий объект поднять. Даже неловко стало мне тогда, что вынужден был я государственных мужей поучать».

Нанобрус

В 2005 году предприниматели приобрели за долги то, что осталось от бывшего менильского леспромхоза. К тому времени леспромхоз не действовал уже около 10 лет. Тогда предприниматели-инвесторы обозначились на бумаге как ООО «Русский лес». Старую технику – трактора и лесовозы - распродали. Пристроили лесопильный цех, сушильные камеры, склад. Купили новое итальянское оборудование. Неизвестно, сколько названий сменило предприятие с тех пор, но сейчас компания называется ООО «Удмурский комбинат деревянного домостроения». С нами от её имени разговаривал ижевчанин Борис Чудинов, обучавшийся ремеслу в Германии, он рассказал о высокотехнологичном производстве на своём предприятии и согласился провести в цех. Каждый день Борис Чудинов ездит на работу из Ижевска в Менил и обратно. Сегодняшнюю рыночную стоимость предприятия оценивает в 300 млн рублей. В 2011 году президент Удмуртии Александр Волков наградил Бориса Чудинова и других лауреатов ежегодного республиканского конкурса «Лучший предприниматель года» ценными призами и дипломами. Репортажи об Удмуртском комбинате деревянного домостроения показывали по ТК «Моя Удмуртия».

Главная продукция предприятия по заготовке, разделке и распиловке древесины - клеёный брус. Он склеивается из напиленных обессученных просушенных досок и в отличие от брёвен не даёт усадку, он долговечнее. На продажу выставляются отдельные партии бруса, комплект для сборки стен дома из бруса, комплекты материалов для сборных домов под ключ.

«В Удмуртии древесину приходится приобретать с большой наценкой, так как продажу леса в регионе осуществляет монополист, - рассказал нам Борис Чудинов. - Поэтому часто завозим лес из соседних регионов - Кировской области и Пермского края».

Всего на предприятии трудятся 78 человек, часть рабочих приезжают из Игры, старший персонал – из Ижевска. Ежемесячный фонд заработной платы, по словам представителя компании, порядка 1 млн рублей. В среднем на работника получается около 13 тысяч, а квалифицированные кадры получают и по 27 тысяч рублей.

«Мои задачи – коммерческие, - говорит Борис Чудинов. – Я не ставлю себе цель сократить уровень безработицы на селе. Тем более что мы постепенно переводим производство на автоматику».

Сельчане рассказывают, что при внешнем благополучии предприятия задержки с выплатой зарплаты здесь тоже случаются, а само предприятие часто меняет названия, как предполагают наши собеседники, чтобы не платить лишних налогов.

Кроме комбината домостроения, по словам Виктора Захарова, регулярно в селе возникают сезонные ипэшники. Таков, например, некий местный авторитетный предприниматель Пипа. Регистрируются как частные предприниматели ближе к осени, вывозят партии леса, и след их простыл до следующего сезона.

Население Менила, как уже было сказано, стареет. Притока молодёжи в село давно нет. Половина населения – пожилые люди, самые частые посетители медучреждений. В Мениле – одна участковая больница, она же - отделение Игринской ЦРБ. Недавно в деревянном здании сделали ремонт. Главное изменение после ремонта – появление крутущей лестницы, покорение которой и молодым посетителям даётся нелегко. Взбираться с медицинскими носилками – настоящий Форт Боярд.

«Третий год живём с такой лестницей, - рассказала старшая медицинская сестра Ольга Городчикова. – Её соорудили по предписанию пожарных». Исполнять же предписание о замене прогнившей системы отопления пока никто не торопится.

По словам Ольги Геннадьевны, ситуация критическая. Зарплата врачей, отвечающих за здоровье людей, едва превышает прожиточный минимум, а у санитарок зарплата за каким-то вычетом и вовсе ниже пяти тысяч рублей. Чтобы выйти на достойный уровень оплаты труда, нужно совмещать всё, что только можно. Так поступает участковый терапевт – единственный врач в менильской больнице. Он заведует отделением, несёт две ставки участкового терапевта в разных населённых пунктах, принимает больных амбулаторно и наблюдает стационарных больных.

Кроме единственного участкового врача в больнице трудятся медсёстры, в основном в возрасте, близком к пенсионному. Молодые кадры на село не идут. В этом году сходить в отпуск не удастся ни врачу, ни медсёстрам, ни младшему медперсоналу - нет замены. Из всех узких специалистов больница укомплектована только зубным врачом и акушером. Техническое медицинское оснащение моральное устарело. Менильская больница – это два в одном: здесь совмещены амбулаторий и стационар на 10 коек.

Свой человек в Питере

На пригорке в селе среди прочих деревянных домиков расположилась изба Нины Григорьевны Мокрецовой – родной тёти бывшего главного налоговика страны и заместителя министра обороны России Михаила Павловича Мокрецова, работающего сегодня помощником полпреда президента России в Северо-Западном федеральном округе. Его менильская тётя всю жизнь проработала воспитателем в сельском детском саду. Высокопоставленный федеральный чиновник, которого сегодня, по слухам, рассматривают как одного из кандидатов на пост будущего главы Удмуртии, родился в удмуртском селе Менил в «космическом» 1961 году. Оба родителя Михаила Мокрецова трудились здесь на железной дороге, а когда Михаилу исполнилось 4 года, перебрались на станцию Ветлужскую Горьковской области, после переехали в Саратов. Самый высокопоставленный уроженец Менила Михаил Мокрецов поступил в Ленинградский финансово-экономический институт им. Н. А. Вознесенского и никогда больше не бывал на своей малой родине. На наш стук в деревянные ворота дома тёти Мокрецова (кстати, единственного строения на улице, обшитого роскошным для села сайдингом) отозвались только собаки. Хозяйки не было дома.

Повертев в руках районную общественно-политическую газету «Светлый путь» и положив её обратно в почтовый ящик Нины Григорьевны, мы отправились обратно в Ижевск. Однако симпатия, которая возникает при живом общении с хорошими людьми, не давала покоя. Что может спасти большое село, затерявшееся в 120 километрах от столицы Удмуртии? Только чудо? Если так, то у Менила есть шанс на будущее. Кто знает, а вдруг президент Путин и в самом деле возьмёт да и назначит исполняющим обязанности главы Удмуртской Республики уроженца Менила Михаила Мокрецова. Неужели не вспомнит тогда о своей малой родине?