Задайте вопрос, чем запомнится Удмуртии Александр Волков, и ответ возникнет сам собой - цирком.

фото Конечно, это не единственный памятник, который останется в республике от эпохи Волкова. Просто другие не всегда воплощены в камень, а о большинстве из них руководство Удмуртии старается вообще не вспоминать.

Кирпичные заводы

Строительство в Удмуртии двух заводов по производству 30 млн кирпича в год и черепичного завода мощностью 15 млн штук черепицы было первым крупным проектом, инициированным Александром Волковым. Еще в далеком 1990-м, будучи на должности первого заместителя председателя Госплана УАССР, нынешний президент Удмуртии пытался лоббировать в Совмине заключение контракта с югославской компанией 'Иво Лола Рибар' на поставку оборудования для заводов. С назначением премьером республики в 1993 году Александр Волков смог, наконец, приступить к осуществлению долго вынашиваемого проекта, о котором сегодня напоминают лишь заросшие травой бетонные руины близ поселка Шабердино. Почему Удмуртия так и не получила оборудование из Югославии, до сих пор остается загадкой. Как и судьба $1 млн, который по распоряжению Волкова был направлен на финансирование контракта с 'Иво Лола Рибар'. А сколько навсегда зарыто под Шабердино бюджетных рублей, известно только одному Александру Волкову. Впрочем, о стоимости произведенных капвложений можно судить по сумме долга АО 'Стройиндустрия' - компании, специально созданной под строительство заводов, - перед банком 'Евразия': он составлял 100 млн деноминированных рублей.

'Евразия'

'Евразия', выбранная в качестве правительственного банка-агента, осенью 1995 года представляла собой полумертвое предприятие, разорившееся на кредитовании строительства, в том числе и тех самых несбывшихся кирпичных заводов. По неофициальной информации, наделение близкой к банкротству 'Евразии' агентскими полномочиями произошло исключительно из опасения Александра Волкова за судьбу долгов 'Стройиндустрии': глава республики явно не хотел, чтобы контроль над этой компанией вместе с выкупленными долговыми обязательствами перешел к третьим лицам. Почему? Скорее всего, здесь и скрывалась тайна финансовых отношений нынешнего президента Удмуртии с 'Иво Лола Рибар'.
На подъем 'Евразии' были мобилизованы значительные средства: административным решением в новоявленный банк-агент были переведены счета правительства Удмуртии, бюджетных организаций и крупных предприятий республики, что нанесло ощутимый удар по всей банковской системе республике.
В конце 1998 года, несмотря на огромные бюджетные вливания и льготный налоговый режим, 'Евразия' оказалась в таком кризисе, что угроза потери вкладов повисла не только перед рядовыми вкладчиками, но и перед теми, кто все эти годы извлекал из бед банка свою прибыль. В итоге ликвидные активы 'Евразии' и счета высокопоставленных лиц были успешно эвакуированы во вновь созданный 'Удмуртпромстройбанк'. В 1999 году тонущая 'Евразия' была отдана на откуп госкорпорации АРКО, которая спустя два года продала банк группе 'Уралсиб'. В конце 2003 года бывший банк-агент правительства Удмуртии в составе 'Уралсиба' перешел под контроль нового собственника - инвестиционно-банковской группы 'НИКойл'.
Проект 'Евразия' имел в Удмуртии определенный социальный эффект: время его работы на правительство республики отмечено небывалыми митингами протеста работников бюджетной сферы, чьи зарплаты периодически уходили на реанимацию лопнувшего банка.

'ИжАвто'

Первая попытка поднять 'ИжАвто', которое в середине 90-х работало с загрузкой в несколько процентов от проектной мощности, была связана с реализацией осенью 1997 года проекта по сборке автомобилей 'Хендаи'. Попытка закончилась выпуском партии в 200 машин, частью которых в дни дефолта расплачивался с вкладчиками завязанный в проект СБС-Агро. На этом сотрудничество с 'Хендаи', которая не пожелала инвестировать автозавод, закончилось.
В конце 1998 года было объявлено о начале совместного проекта 'ИжАвто' с компанией 'Шкода' стоимостью 500 млн дойчмарок. И хотя уже в следующем году перспективы сотрудничества с чехами приобрели туманные черты, Александр Волков, выступая с докладом о положении в Удмуртии в феврале 2000 года, поставил данный проект в число своих приоритетных задач. Причиной отказа со стороны 'Шкоды' называют состоявшееся поглощение чешской компании концерном 'Фольксваген', который приостановил реализацию проекта, а также конфликт интересов с новым собственником 'ИжАвто', который с 1999 года попал под влияние группы СОК.
Тем не менее едва ли не главную роль в выводе автозавода из кризиса сыграл не кто иной, как Александр Волков. Правда, произошло это, можно сказать, случайно: пойдя в предвыборном 1999 году на политический компромисс с промышленной элитой и назначив премьером Удмуртии Николая Ганзу, глава республики, конечно, не мог предполагать, что оказал тем самым большую помощь автозаводу. Вскоре по инициативе Ганзы на 'ИжАвто' появился СОК, после чего рост производства на предприятии многократно увеличился. В последовавшей затем кампании по выборам первого президента Удмуртии Александру Волкову оставалось лишь отнести успех 'ИжАвто' на свой личный счет.

'Купол'

Эпоха расцвета ИЭМЗ 'Купол' закончилась в тот год, когда Александр Волков был избран президентом Удмуртии. Камнем преткновения стали доходы предприятия от поставок систем ПВО за границу. В борьбу за эти доходы вступила одна из московских политических групп. Руководству концерна 'Антей', в который входил завод, для реализации своего плана было необходимо сместить с должности гендиректора 'Купола' Юрия Шестакова, Александру Волкову - победить на выборах. Устраивающее всех решение было быстро найдено. За свой отказ защитить Шестакова нынешний президент Удмуртии получил как минимум две выгоды: нейтрализацию одного из своих соперников, представителя 'Купола' Андрея Солуянова, и имитацию поддержки федерального центра, которую обеспечил побывавший в республике накануне выборов Илья Клебанов, на тот момент вице-премьер России. Не исключено также, что сдача 'Купола' сопровождалась открытием финансирования кампании Волкова со стороны заказчика.
Вскоре после выборов Юрий Шестаков был вынужден уйти в отставку, а экспортные контракты на 'Куполе' как обрубило. Вместе с ними сотен миллионов рублей налоговых отчислений лишился республиканский бюджет. Александр Волков принес бы большую пользу республике, если бы смог теперь решить обратную задачу: договориться о возвращении заказов на 'Купол'. К сожалению, чисто экономические задачи либо не вызывают у президента Удмуртии должной мотивации, либо он выполняет какой-то собственный 'контракт', согласно которому уже четыре года 'Купол' не может продать за рубеж ни одной системы ПВО.

Первый проект А. Волкова (кирпичный  завод в Шабердах) в отличие от последнего (цирк) никогда никому не показывают.
Подарок Лужкову

В 1997 году от мэра Москвы Юрия Лужкова, с которым Александр Волков только что завязал дружеские отношения, поступило предложение создать в Удмуртии новую нефтяную компанию. В рекордный срок - за 4 месяца - все документы были подготовлены. Уставной капитал 'Удмуртской национальной нефтяной компании' (УННК) был поровну поделен между правительством Удмуртии и ЗАО 'Центральная топливная компания', чьи интересы в то время лоббировал мэр Лужков. На бесконкурсной основе в пользование УННК были переданы 7 нефтеносных участков с общими извлекаемыми запасами 16,6 млн тонн.
Что получилось в итоге? Инвестиционные обязательства московской стороной выполнены не были. Даже заставить москвичей полностью оплатить уставной капитал удалось лишь ценой больших усилий со стороны премьера Николая Ганзы. Союз с Лужковым рассыпался еще до выборов президента России, когда возглавляемое мэром Москвы и активно поддерживаемое в Удмуртии Александром Волковым движение 'Отечество' с треском проиграло думскую избирательную кампанию 1999 года пропутинскому 'Единству'.
В результате республика фактически подарила часть своих недр неизвестно кому, поскольку бывшая доля 'Центральной нефтяной компании' в УННК сегодня принадлежит новому акционеру из далекой Калининградской области. Учитывая, что УННК планируется включить в состав государственного холдинга 'Удмуртская топливно-энергетическая компания' с переходом на единую акцию, вероятно, правительству Удмуртии еще предстоит расхлебывать последствия недолгой дружбы Александра Волкова с мэром Москвы.

'Белкамнефть'

Плод совместного сотрудничества руководства Башкортостана и Удмуртии можно занести в актив Александра Волкова лишь постольку, поскольку уровень переговорного процесса создал необходимость участия в нем фигуры его статуса. Собственно, идея создания 'Белкамнефти' принадлежит Виктору Хорошавцеву, возглавлявшему это предприятие в период 2000-2003 гг., ныне представителю Удмуртии в Совете Федерации. Зато прямая ответственность за бесславную потерю одной из самых успешных и важных для бюджета Удмуртии компаний целиком лежит на правительстве республики: ключевым поводом для враждебных действий МПР России против 'Белкамнефти' летом 2002 года стали нарушения, допущенные при выдаче лицензий на разработку нефтяных месторождений.
Прямое вмешательство президента Волкова не спасло ситуацию: судебные решения, все более складывавшиеся в пользу МПР России, обещали оставить 'Белкамнефть' без ресурсной базы, что фактически означало бы крах компании. В итоге, весной 2003 года под впечатлением от поражения в арбитраже президент Удмуртии дал добро на продажу госпакета 'Белкамнефти' (33%) компании АФК 'Система' по заведомо заниженной в ситуации форс-мажора цене в 1,3 млрд рублей. В декабре этого же года основным собственником 'Белкамнефти' стал холдинг 'РуссНефть'.
Попытка руководства республики консолидировать последние нефтяные госактивы путем создания УТЭК пока не дошла до стадии перехода бизнес-единиц холдинга на единую акцию. Экономический эффект от создания этой структуры, которая контролирует не более 5 процентов нефтедобычи в республике, будет очевиден лишь в одном случае - при финансировании избирательной кампании следующего президента Удмуртии.

Его Удмуртия

Информационные пиар-проекты - едва ли не единственное поприще, на котором президенту Волкову удается получать безупречные результаты. Необходимость создания еще одного государственного канала в Удмуртии была осознана Александром Волковым после того, как на выборах мэра Ижевска осенью 2001 года федералы из ПФО в одночасье разрушили монополию региональных властей на распоряжение эфирным временем ГТРК 'Удмуртия'. Напомним, баллотировавшийся на пост мэра Сергей Чикуров, на тот момент ГФИ по Удмуртии, сумел добиться отключения ГТРК от эфира, лишив своего соперника Виктора Балакина главного информационного ресурса. За период 2002-2003 гг. из бюджета республики в создание ТРК 'Моя Удмуртия' было инвестировано порядка 100 млн рублей - сумма, сопоставимая с расходами, необходимыми на очистку Ижевского пруда. Судя по итогам последних выборов президента Удмуртии, Александр Волков должен был остаться доволен своим новым детищем.

С миру по рубашке

Широкие возможности по управлению административным ресурсом позволили Александру Волкову в условиях дефицита республиканской казны привлекать на реализацию некоторых своих проектов средства в той или иной степени зависимых внебюджетных источников. В первый срок Волкова директора предприятий Удмуртии скидывались на строительство Ижевского цирка и президентского дворца. Весной 2002 года Александр Волков подписал указ об активизации жилищного строительства в Удмуртии, согласно которому предприятиям было рекомендовано перечислять 1 процент от выручки на обеспечение граждан республики квартирами в специальный фонд. Какие суммы были в реальности собраны в результате этой акции, остается загадкой, так как часть директоров провела в качестве своего вклада в жилищное строительство долгострои прошлых лет, а часть средств фигурировала только в предварительных соглашениях с властями.
Тем не менее в первый год действия указа Волкова ввод жилья в республике увеличился на 28 процентов. Однако уже в 2003 году произошло резкое снижение объемов жилищного строительства - до 88 процентов к 2002 году. За пять месяцев текущего года в Удмуртии зафиксировано 3-процентное отставание от прошлогоднего уровня. Очевидно, что президентский указ через два года после его подписания совершенно перестал стимулировать предприятия. Вряд ли этот полумертвый проект можно сейчас реанимировать, ведь директорам еще предстоит строить Свято-Михайловский собор и зоопарк в Ижевске.

Итог

Проанализировав дела и проекты, которые в разное время курировал Александр Волков, можно прийти к нескольким неутешительным выводам. Экономически важные направления получали развитие лишь в том случае, если оказавшиеся полезными решения главы республики принимались не в отношении них, а по совершенно другим поводам, обычно политическим и к тому же негативно окрашенным ('ИжАвто'). Непосредственное же вмешательство Александра Волкова в экономические процессы приводило к их прекращению либо потере контроля над ними и всегда сопровождалось прямыми или косвенными убытками для бюджета Удмуртии (кирпичные заводы, 'Евразия', 'Купол', 'Белкамнефть', УННК).
Успешные проекты Александра Волкова, такие, как Ижевский цирк и ТРК 'Моя Удмуртия', являются одновременно наилучшими предвыборными ресурсами главы республики. Например, онкоцентр за первый президентский срок Волкова так и не смогли достроить, потому что к очередным выборам поспешили ввести в эксплуатацию Ижевский цирк. Таким образом, деятельность и проекты Александра Волкова, так или иначе затрагивающие экономику республики, были направлены лишь на одну цель: воспроизводство личной власти. Вывод, в общем-то, не новый, зато не голословный. По этой способности президент Волков может сравниться со своими коллегами Рахимовым и Шаймиевым. Правда, у двух последних прыти хватает и на кое-что еще.


Пермяков послали по-конкретному
для сравнения


В июне и.о. губернатора Пермской области Олег Чиркунов обратился к жителям области с докладом, аналогичным по форме с прозвучавшим месяцем раньше посланием Александра Волкова о социально-экономическом положении в Удмуртии. Однако по содержанию эти два документа отличаются как небо и земля.
'Большинство жителей не может позволить не только дорогостоящие покупки, в особенности приобретение жилья, но даже просто достойный уровень потребления. Мы наблюдаем серьезное социальное расслоение, болезни и противоправное поведение', - в докладе президента Удмуртии места этим простым и правдивым словам не нашлось. Этот абзац взят из пермского доклада. Когда читаешь Чиркунова, особенно ознакомившись перед этим с аналогичным удмуртским документом, создается впечатление, что пермяки слишком самокритичны к себе. Область прочно находится в пятерке самых развитых регионов Поволжья и Урала, а глубина признания и оценки существующих проблем, судя по докладу, на порядок выше, чем в Удмуртии.
'Мы должны ориентироваться не на средний уровень в стране, а на самых лучших. Все наши количественные и качественные оценки сопоставлять, прежде всего, с наиболее развитыми, исторически, географически и административно близкими нам Свердловской, Челябин-ской, Нижегородской и Самарской областями. Понимать, в чем и как они достигли успеха:' - призывает и.о. губернатора Пермской области и предлагает следующие индикаторы развития региона: реальные располагаемые доходы и расходы жителей области; обеспеченность жильем; квалификация; уровень образования и здоровья; безопасность, условия труда; состояние окружающей среды.
Впечатляет критичный подход к проблематике госуправления. 'Мы отстаем по многим социальным индикаторам. Это значит, что мы неэффективно тратим деньги', - говорит Олег Чиркунов в своем докладе.
'По привычке от органов власти можно услышать о собственных достижениях в терминах потраченных миллионов и т.д. Кому это интересно, сколько потрачено, закуплено? Интересно, что получилось в результате. Нам всем нужно помнить о том, что мы наняты обществом и должны работать на его интересы, на получение интересующего общество результата', - напоминает коллегам перм-ский глава.
Бюджетные организации Пермской области, по словам и.о. губернатора, будут финансироваться в зависимости от качества предоставляемых услуг: 'Мы будем переходить на подушевое финансирование по многим услугам. Если родителям не нравится школа - они переведут ребенка в другую и с ним - положенные государством деньги на обучение. Школы, по крайней мере городские, будут задумываться о качестве образования'. В случае, если частные компании могут при одной и той же стоимости обеспечить больший объем услуг лучшего качества, чем госорганизации, Олег Чиркунов обещает финансировать их. В части повышения качества жизни пермский глава говорит о том, что ставшее популярным сопоставление доходов населения с прожиточным минимумом во внимание приниматься не будет: 'Минимум и есть минимум - мы должны двигаться дальше'.
'Нам всем нужно понять, что завтрашний день республики Удмуртии зависит от слаженной работы не только органов государственной власти и местного самоуправления, но, прежде всего, от честной и самоотверженной работы каждого труженика', - говорит в заключение своего доклада Александр Волков. 'Мы рассчитываем на инициативу со стороны каждого жителя нашей области, будь она связана с желанием начать свое дело или разбить рядом с домом сквер', - заканчивает свой доклад Олег Чиркунов. Так похоже и одновременно так по-разному.
Автор: 'День'