В России такого понятия, как "золотая середина", просто не существует. Мы можем или пребывать в священном ужасе, ощущая, что после очередного теракта жизнь никогда не станет прежней, или делать вид, что ничего особенного не произошло. Не знаю даже, как хуже. Наверное, плохо нагнетать ситуацию и сгущать краски, чем упоенно занимаются многие СМИ, но и отвлекать внимание людей от того, что происходит в Северной Осетии, преступно.

А ведь именно этим в последние часы занимается наше телевидение. Люди, которые получают информацию только из этого источника, могут просто не знать, что террористы по-прежнему удерживают более 400 заложников. Специальные выпуски новостных программ сошли на нет, в "обычных" новостях ситуации в Беслане уделяется минимум внимания - репортажи из Осетии перемежаются сюжетами об успешном лечении панкреатита и открытии ярмарки меда. А когда нет новостей, каналы наперебой крутят кулинарные программы и сериалы (хорошо, что не "Лебединое озеро").

То ли тележурналистам уже надоело освещать теракт, так как информационный повод "стух" - что-то давно никого не убивали, штурмовать пока не собираются, оторванных ног и голов не находят, то ли они получили установку свыше, что более вероятно. В пользу этой версии говорит и то, что телевизионщики записали обращение родителей заложников к Путину, но в эфир его так и не выпустили.

Несмотря на то что общественность третьи сутки пребывает в напряжении - сначала взрыв на "Рижской", потом атака боевиков в разгар праздника знаний, президент до сих пор не выступил с официальным обращением к народу. Прервал отпуск в Сочи, пообщался с силовиками, решил не ехать в Турцию - уже хорошо. А ведь глава Франции Жак Ширак накануне обратился к своим соотечественникам, пообещав, что сделает для спасения их, французских заложников, все возможное. А ведь там речь идет лишь о двух журналистах, захваченных в Ираке, а у нас - о трех сотнях детей:

Почему Путин так боится говорить с народом о чрезвычайных происшествиях и делает это обычно с опозданием, по-человечески можно понять. Но президент все-таки чуть больше, чем обычный человек - он, как говорится, гарант, на котором лежит ответственность за страну. Некоторые обвиняют его и в том, что он из Сочи полетел не в Беслан, а в Москву, хотя Северная Осетия была по пути и он мог бы провести там хотя бы несколько часов. Эти обвинения уже не кажутся мне стопроцентно справедливыми - в столице президент нужнее, чем на месте теракта. Сейчас там и без него дел хватает.

У большинства россиян возник резонный вопрос: что будет дальше с заложниками. Предсказать действия боевиков сложно, непонятно, как поведут себя и военные с милицией. Очевидно, что так, как им прикажут из Москвы. Известно, что Путин придерживается бескомпромиссной позиции и в полемику с экстремистами не вступает. Такая политика привела его к власти, и он, кажется, пока не готов от нее отойти, за что и получил от некоторых зарубежных журналистов титул "воинствующего" президента. В то же время слишком много людей просят его не отдавать приказ о штурме, чтобы не повторилась трагедия "Норд-Оста"...

Источник http://www.utro.ru