Вопреки ожиданиям Кремля, после трагедии в Беслане политика Запада в отношении России стала намного жестче

То, что атака террористов в Беслане в значительной мере изменит для России внешнеполитические реалии, было очевидно сразу после кровавой развязки 3 сентября. Однако как именно трагедия повлияет на положение России в мире, сказать было нельзя: страна находилась в глубоком шоке, мировые лидеры выражали свои соболезнования. Теперь же суть происходящих изменений ясна. После трагедии в Беслане президент России Владимир Путин в своем обращении заявил о том, что укрепит государство и будет вести войну против сил, которые 'собираются уничтожить Россию'. Все это было сказано вопреки навязываемому частью российских элит и странами Запада тезису о том, что во всем виноват абстрактный международный терроризм и политика России в Чечне. В ответ Евросоюз и США ужесточили давление на Россию и выступили с серией оскорбительных и неприемлемых для Москвы требований. Российский МИД, который, похоже, ожидал теперь большего понимания российских проблем со стороны Запада, уже 'выразил возмущение' и прочел нашим партнерам очередную отповедь. Вместе с тем главного пока сделано не было. Опрошенные RBC daily эксперты считают, что Москва должна осознать всю серьезность брошенного стране вызова и в ближайшее время существенно скорректировать внешнеполитический курс.

RBC daily уже писала о том, как практически все западные СМИ освещают теракты в Беслане. Они с маниакальной настойчивостью утверждают, что во всем случившемся виновата агрессивная политика Москвы на Кавказе, 'нарушение российскими властями прав человека и угнетение кавказских народов'. Европейские и американские массмедиа вот уже неделю открыто предупреждают Россию о том, что 'политика федеральных властей приведет к новым терактам, возникновению межнациональных конфликтов и новых войн на Кавказе. Между тем западные политики некоторое время после трагедии воздерживались от подобного рода заявлений: они выразили соболезнования и ждали официальных комментариев по поводу случившегося и 'политических выводов' со стороны российского руководства. И эти выводы были сделаны, и озвучены они были лично Владимиром Путиным. 'Наша страна с некогда самой мощной системой защиты своих внешних рубежей в одночасье оказалась не защищенной ни с Запада, ни с Востока. Одни хотят оторвать от нас кусок 'пожирнее', другие им помогают. Помогают, полагая, что Россия, как одна из крупнейших ядерных держав мира, еще представляет для кого-то угрозу. Поэтому эту угрозу надо устранить: В общем, нужно признать, что мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом. Во всяком случае, не смогли на них адекватно среагировать. Проявили слабость. А слабых бьют', - сказал президент. Глава государства заявил, что Россия не собирается сдаваться и готова к мобилизации и войне.

На Западе правильно поняли 'намеки' президента и то, что Россия отказывается от навязываемого 'дискурса' переговоров с бандитами и совместного противостояния абстрактному международному терроризму. Реакция последовала незамедлительно. Крайне жесткую позицию вслед за местной прессой стали озвучивать официальные представители Евросоюза и США. Глава Министерства иностранных дел председательствующих в ЕС Нидерландов Бернард Бот направил российскому руководству целых два запроса с требованием 'предоставить информацию о событиях в Беслане': дескать, почему погибло столько людей, а мирные переговоры с 'повстанцами' еще не идут. 'Это можно рассматривать как откровенно враждебные действия. То, что творит сейчас Европа, находится за гранью реальности. Ни один европейский политик не осудил оскорбительного высказывания министра иностранных дел Нидерландов Бернарда Бота, который, напомню, говорил от имени всего Евросоюза', - сказал RBC daily эксперт ПИР-центра Дмитрий Евстафьев. На этой неделе к европейцам присоединилось и американское внешнеполитическое ведомство. Официальный представитель Госдепа Ричард Баучер заявил, что США продолжат встречи с 'людьми из Чечни... с лидерами, придерживающимися иных, отличных от официальной, точек зрения'. 'США по-прежнему считают необходимым поиск политического решения конфликта в Чечне', - заявил г-н Баучер. По сути, это означает полное непризнание и игнорирование достижений Москвы в процессе политического урегулирования в Чечне и активизацию попыток помочь боевикам взорвать ситуацию в условиях, когда значительная часть чеченцев замирилась с федералами.

Российский МИД не оставил без внимания высказывания наших западных партнеров. 'Требования такой информации, тем более в тоне, заставляющем отчитаться о том, как довели ситуацию до террористического акта, звучащие с телеэкранов, не имеют отношения к укреплению практического взаимодействия в борьбе с терроризмом. Они имеют отношение к политике, а скорее даже к политиканству', - заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, обвинив также в 'двойных стандартах США и Великобританию за то, что эти страны предоставили политическое убежище террористам Ильясу Ахмадову и Ахмеду Закаеву, и потребовал их выдачи. Почти также жестко глава российского внешнеполитического ведомства ответил и на высказывания Ричарда Баучера - 'заявление пресс-секретаря госдепартамента США о том, что он будет встречаться с теми, кто выступает 'за независимость Чечни, и искать политических решений'. 'Что-что, а свои внутренние проблемы мы решим сами. Искать американцам пути политического урегулирования в Чечне не надо', - отметил г-н Лавров.

Вместе с тем обострение официальной риторики вряд ли означает, что Москва может позволить себе пойти на ухудшение отношений со странами Запада, 'особыми связями' с которыми так гордились и Борис Ельцин, и его преемник Владимир Путин. По всей видимости, Кремль по-прежнему будет пытаться выбирать меньшее из двух зол и лавировать между интересами своих американских и европейских партнеров, которые, между прочим, расходятся все дальше, в том числе и по отношению к Москве. 'Европа с 1991 г. сохраняет свою политическую линию на ослабление государственной власти России. Европейцам это необходимо для получения беспрепятственного и дешевого доступа к российским природным ресурсам', - считает г-н Евстафьев. Доступ к ресурсам, прежде всего углеводородам, позволит растущей европейской экономике гораздо успешнее конкурировать с США. Понятно, что Вашингтон в этом не заинтересован и предпочел бы и дальше держать Старый Свет в 'энергетических тисках'. Поэтому тотальный распад России американцем невыгоден, и при всей откровенно антироссийской политике США на Кавказе и в Средней Азии на полную деградацию российского государства американцы пойти не готовы. В итоге, очевидно, Москве придется вести тонкую дипломатическую игру сразу на двух фронтах. С одной стороны, поддерживать отношения с Вашингтоном, каким-никаким, но все же гарантом относительной целостности Российской Федерации, а с другой - способствовать укреплению единой Европы в противовес американцам. Правда, как всегда бывает в подобных случаях, велик риск 'заиграться'. 'В этой связи всегда хочется вспомнить позицию царского дипломата князя Горчакова, которая в свое время так понравилась Александру II. Согласно этой позиции, у России есть только два верных союзника - армия и флот', - сетует один из экспертов.

Источник http://www.rbcdaily.ru