Ян Арт

Журнал "Профиль", 2 июля 2007 года

 

Итоги рейтинга во втором квартале носят отпечаток межсезонья. С одной стороны, финансисты пожинали плоды сделанного на старте года, с другой — формировали «заделы» на самую активную часть делового года — сентябрь—декабрь.

 

Составляя нынешний рейтинг, авторы «Профиля» пришли к двум выводам. Первый: роль личности в истории по-прежнему отчетливо прослеживается — уход Олега Вьюгина смешал «пасьянс влиятельности» чиновников. Второй вывод: банкинг в России сродни литературе — его главным отличием остается народность. Именно поэтому массовая акционеризация укрепила позиции топ-менеджеров двух госгигантов — «Сбера» и ВТБ.

 

В народ

 

Впрочем, обо всем по порядку. Вьюгин, теперь уже банкир, изменил состав, казалось бы, неизменной тройки лидеров рейтинга российских финансистов. Он занял свое место на пьедестале рядом с «Большими Андреями» — президентом ВТБ Костиным и президентом Сбербанка Казьминым. Однако многие эксперты специально отметили, что оценивали фигуру Вьюгина «по прежней работе» — на посту шефа Федеральной службы по финансовым рынкам. Можно предположить, что с течением времени его влияние на финансовый рынок несколько снизится, хотя в любом случае он внес значительный вклад в копилку авторитета МДМ-Банка.

Впрочем, большего авторитета среди финансистов, чем у двух лидеров нашего списка, не сыскать. Андрей Костин за отчетный период провел IPO, продав огромному числу инвесторов 25% акций и сумев привлечь $8,24 млрд. Одновременно банкир продолжал политику Ивана Калиты — не спеша «прикупал деревеньки». Впрочем, «не спеша» в данном случае понятие относительное: шеф ВТБ заявил, что к 2020 году банк намерен увеличить свои активы в 6 раз. А пока он продолжает формировать вэтэбэшную сеть за пределами России.

Андрей Казьмин, в свою очередь, следует «собирательским» заветам Калиты в духовном смысле — укрепляя лояльность акционеров. Во втором квартале руководство Сбербанка поддержало успешную «народную акционеризацию» (публичное размещение акций банка прошло в марте) решением увеличить долю чистой прибыли, направляемой на выплату дивидендов. Россияне, купившие акции,  довольны — на выплату дивидендов направляется до 10% чистой прибыли (в прошлом году — 8,5%).

Вслед за первым лицом Сбербанка свои позиции в рейтинге укрепили и его топ-менеджеры. Первый заместитель Казьмина Алла Алешкина поднялась с 7-го на 4-е место, а на 9-м обосновалась ее коллега Белла Златкис, в прошлый раз не вошедшая в top-20 влиятельных российских финансистов. Отсюда мораль: надо быть ближе к народу.

В первой пятерке рейтинга сохранил свои позиции Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков (5-е место).

Не поколебались рейтинговые позиции еще трех российских финансистов из первой двадцатки — шефа «УралСиба» Николая Цветкова (8-е место), президента «ВТБ 24» Михаила Задорнова (13-е место) и президента Ассоциации региональных банков «Россия» Анатолия Аксакова (15-е место). Последний вернулся в выбитое было из-под него кресло заместителя председателя банковского комитета Думы и ныне продолжает курс на «прозрачность» банкинга.

Стабильна и последняя строчка top-20. Ее по-прежнему занимает Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации. Мамонтов остается стабилен и в своей критике Центробанка и повторяет свой давний призыв — выделить функцию банковского надзора из юрисдикции ЦБ. А поскольку чиновного кресла под Мамонтовым нет, можно предположить, что и в дальнейших «рейтинговых пасьянсах» он останется при своих.

 

Держаться особняком?

 

Председатель совета директоров «Русского стандарта» Рустам Тарико «съехал» с 10-й на 16-ю позицию рейтинга влиятельности российских финансистов. Впрочем, и сам «Русский стандарт» во втором квартале этого года был как-то менее заметен, чем прежде.

На один пункт «упал» и предправления Газпромбанка Андрей Акимов (с 6-й на 7-ю строчку). В последнее время Акимов был заметен в основном в связи с «газпромовскими» проектами да с открытием кредита для монгольских железных дорог.

«Уход в провинцию» отрицательно сказался и на рейтинговом имидже президента Банка Москвы Андрея Бородина, который ныне занимает 18-ю строчку в top-20 (ранее — 9-ю). Бородин во втором квартале занимался продвижением Банка Москвы в регионы (Бурятия, Ленинградская и Калужская области), поисками подходящего банка в Сербии, а заодно оплатил учебу в Германии студентам московской Финансовой академии.

Значительно снизились рейтинговые позиции руководителей Альфа-банка — президента Петра Авена (6-я строчка вместо 3-й в марте) и председателя совета директоров Михаила Фридмана (10-я вместо 4-й). Возможно, сказались отвлечения на небанковские активы. В частности,  Авен теперь будет лично курировать не только банковский, но и страховой бизнес «Альфы», возглавив совет директоров компании «АльфаСтрахование».

В мае прошла информация об уникальном особняке, который Петр Авен строит себе в британском графстве Сюррей. Особое внимание привлек тот факт, что проект дома включает бункер c запасами воздуха, воды и пищи на 30 дней. Может быть, с учетом того, что сосед Авена по земельному участку — Борис Березовский, пресса уже обозвала систему безопасности особняка «противокагэбэшной защитой».

 

Центробанк forewer

 

Несмотря на некоторое снижение абсолютного значения рейтинга (с 4,5 до 4,25 балла), 1-е место в списке наиболее влиятельных чиновников-финансистов по-прежнему занимает министр финансов Алексей Кудрин. Сам Кудрин в последние месяцы источает оптимизм, впечатление от которого было чуть-чуть подпорчено заявлением о возможности банковского кризиса. Впрочем, от оного министр благополучно открестился и сменил акценты. В частности, он заявил, что в скором времени рентабельность российской банковской системы превысит рентабельность нефтегазового комплекса. Кроме того, Кудрин несколько раз повторил мысль о том, что перед Россией стоит задача «создать одну из лучших систем регулирования экономики в мире». Произойти это должно в результате реформы управления. Управление — управлением, а бюджет на три года сверстан «по-кудрински», что действительно позволяет ему считаться наиболее влиятельным финансовым чиновником страны.

С уже упомянутым уходом Вьюгина расклад на высших ступенях top-10 рейтинга влиятельных финансовых чиновников изменился в пользу Центробанка. Следующие за Кудриным четыре позиции прочно занимают именно топ-менеджеры ЦБ — его председатель Сергей Игнатьев (2-е место), заместители Игнатьева Алексей Улюкаев (3-е место), Татьяна Парамонова (4-е место) и Геннадий Меликьян (5-е место).

Меликьян, поднявшийся с 7-й на 5-ю позицию, постепенно становится наиболее публичным представителем ЦБ. Он занимает одну из первых позиций в части взаимодействия с масс-медиа. Присутствие же Татьяны Парамоновой в первых строчках рейтинга объясняется тем, что когда-то было сформулировано в рекламе почившего в бозе Инкомбанка: время стирает города и камни, но оно не властно над истинными ценностями. И хотя по уровню влияния на финансовые процессы в стране эксперты присудили Парамоновой лишь 8-е место. Именно высокое признание профессиональных качеств со стороны банкиров и аналитиков позволяет ей «держать планку».

Зампред ЦБ Виктор Мельников занимает 7-е место (ранее 6-е). А на 9-ю строчку рейтинга «забрался» еще один зампред ЦБ — Георгий Лунтовский, ранее остававшийся вне первой десятки.

В целом эксперты отмечают, что Центробанк занимает  более прочные позиции, чем прежде. Об идее мегарегулятора говорят меньше, чем при Вьюгине, а «тема» Френкеля так и не развилась в какую-либо серьезную атаку на ЦБ.

Шестое место в рейтинге занял шеф Федеральной службы финансового мониторинга Виктор Зубков. Недавно Зубков с оптимизмом отчитался об основных результатах работы, проделанной его ведомством за пять лет своего существования. Главным итогом, естественно, стала борьба с отмыванием незаконных доходов. Основные вехи таковы: создана база данных на 8 млн. незаконных финансовых операций, возбуждено несколько тысяч уголовных дел. Теперь Зубков хочет сделать следующий шаг: ФСФМ намерена взять под контроль каждую сделку с наличностью на сумму от 600 тыс. рублей (около $25 тыс.). То есть практически каждая покупка более-менее солидной недвижимости или авто означает, что гражданин попадает «на крючок» ФСФМ. Наблюдатели к этой инициативе пока относятся скептически.

Председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев переместился в top-10 влиятельных чиновников-финансистов с 10-го на 8-е место. Причина понятна: ВЭБ принимает на себя функции долгожданной корпорации развития.

Гендиректор Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов занял на этот раз последнее место в top-10 рейтинга чиновников-финансистов.

Между тем в рейтинге появился и новый персонаж. Владимир Миловидов, сменивший Вьюгина в кресле шефа ФСФР, набирает очки, в абсолютных цифрах его рейтинг составил 3,02 балла. Можно предположить, что для вхождения в top-10 по итогам второго квартала Миловидову просто не хватило времени и осенью он займет свое место в этом списке.

 

В подготовке материала принимала участие Юлия Уханова

 

http://www.profile.ru/items/?item=23482