Иски в Индустриальный суд г. Ижевска (по месту юридического адреса ГЖУ) были поданы с небольшой разницей во времени Прокуратурой УР и территориальным управлением Роспотребнадзора. Свою инициативу оба ведомства объяснили обращениями граждан, жаловавшихся кто на незаконность нового побора, кто на то, что на него не была распространена ветеранская 50-процентная льгота.

Оба иска в суде объединили в одно дело, которое 2 августа рассмотрел судья Сергей Самоволькин. Если не считать месячных проволочек, вызванных ходатайствами ответчика, то рассмотрение дела, по существу, прошло на редкость быстро – еще не было двух часов дня, как прозвучала резолютивная часть судебного решения, «удовлетворившая» исковые требования Прокуратуры УР и Роспотребнадзора.

Молчание ГЖУ

Представитель ГЖУ на судебном процессе Надежда Еремеева затруднялась с точными ответами практически по всем из заданных ей вопросов. Она подолгу рылась в своих бумагах, ища там нужные документы, надолго умолкала при постановке прямых вопросов. Вообще, создавалось впечатление, что г-же Еремеевой просто пришлось подменить кого-то на данном процессе. Рядом с ней до обеда просидел руководитель финансово-экономического департамента ГЖУ Олег Русанов, молодой человек из новых менеджеров. Тот выглядел более подкованным, но его аргументация, основанная на «эквилибристике» положениями закона, не спасла положения. Поскольку Горжилуправление является муниципальным учреждением, позиции ГЖУ в суде защищал также представитель администрации города. Им оказался Александр Щуклин, который на мою просьбуиции ГЖУ в суде защищал также представитель администрации города Александр Щуклин (который на воке прямых вопросов.й УР и тер назвать себя вежливо ответил, что достаточно будет сказать «представитель администрации». Г-н Щуклин в процессе тоже старался ограничиваться односложными ответами. Возможно, действовал по принципу «что говорить, если нечего говорить»?

Предыстория

Напомню, что Прокуратура и Роспотребнадзор оспорили именно само введение в правую часть платежки строки «утилизация ТБО», которую горожанам  явочным порядком было предложено оплачивать по тарифу 5,08 рубля с одного человека начиная с 1 января 2007 года. Этому предшествовала многомесячная «проработка» проблемы в недрах администрации города. Суду были предоставлены Постановление № 592 от 26.12.2005 г. о тарифах для «Спецавтохозяйства», целая кипа осенних (2006 года) распоряжений, которыми узаконивалась процедура выделения платежа за утилизацию из структуры «жилищной» строки «сбор, вывоз и сдача на полигон ТБО». Похоже, коммунальщики и муниципалитет сами себя «подкузьмили», обратив внимание сотен тысяч ижевчан на новую строку в счете-квитанции. Оставь все, как есть, только спрячь деньги «внутри» старого платежа, возможно, фокус бы удался – вряд ли кому-то пришло в голову «копать» так глубоко. Но тут случилась накладка.

Дело в том, что в прошлом году муниципалитет продал Нылгинский полигон ТБО частной компании «Чистый город». Теперь у Горжилуправления с «Чистым городом» договор (судья так и не смог добиться от Еремеевой суммы этого договора). Когда муниципальное унитарное предприятие (МУП) «Спецавтохозяйство» в убыток содержало Нылгинский полигон, то оплату «утилизации» вроде бы было логично взимать с населения. Но теперь полигон стал частной структурой. Любопытная деталь. Существует такой федеральный документ «Общероссийский классификатор услуг населению». Приказом Ростехрегулирования (агентство по тарифам Минпрома России) в декабре 2006 года были аннулированы 32 показателя, причем все исключительно из сферы ЖКХ, в том числе и услуга с индексом 042703 «Переработка, уничтожение, утилизация и захоронение отходов». АННУЛИРОВАНА. Такой услуги больше нет. Дата введения, как написано в приказе, с 1 марта 2007 года «с правом досрочного применения». Чем же руководствовался законодатель, убирая эту услугу из Классификатора? Уж не тем ли, что утилизация мусора во всем цивилизованном мире представляет собой рентабельный бизнес? Именно об этом речь шла в заявлении ижевчанина Корепанова, зачитанном в суде, – он возмущен, что население заставляют «скидываться» в интересах частного предприятия.

Логика коммунальщиков

Позицию ответчика на суде в общих чертах обрисовал Олег Русанов, руководитель финансово-экономического департамента ГЖУ. По его словам, проблема появилась в августе прошлого года, когда вышло Постановление Правительства РФ «О правилах содержания жилья», утвердившее перечень услуг по содержанию. Слово «утилизация» в нем исчезло. Рабочая комиссия администрации города задалась вопросом, а как же жители должны оплачивать утилизацию, нельзя же просто вывезти мусор и бросить? Услуга предоставляется, значит, должна быть оплачена. По словам Олега Русанова, посовещавшись, было решено, что основанием для включения этого платежа должна стать статья 17 пункт 2 Федерального закона № 210 «Об организации коммунального комплекса». В этом документе сказано, что к организациям коммунального комплекса относятся организации, осуществляющие эксплуатацию объектов, используемых для утилизации ТБО. Потребителями этой коммунальной услуги являются ТСЖ, ЖСК и управляющие организации, которые приобретают этот вид услуг для предоставления их лицам, пользующимся помещениями в данном многоквартирном доме. В Жилищном кодексе про утилизацию ничего не сказано, соглашается представитель ГЖУ, - есть только «сбор и вывоз ТБО», отнесенные к содержанию общего имущества. «Получается, что надо просто выбросить мусор, да?» – задал риторический вопрос г-н Русанов.

Просто песня

Тем жителям, кто всю первую половину года не ленился звонить по инстанциям, чтобы хоть что-то выяснить про утилизацию ТБО, в конце весны-начале лета вдруг начали ссылаться на некие «письма» из правительства и минсоцзащиты. Мне удалось получить в Центре расчетов ГЖУ копии этих двух документов. Первое письмо – это датированный 3 мая ответ заместителя министра строительства Владимира Тюрикова на запрос от 3 апреля заместителя министра соцзащиты Елены Саламатовой. Речь идет о ветеранской льготе на платеж по утилизации. В нем Владимир Васильевич ссылается на тот же 210-й закон и пишет загадочную фразу: «Но это не является основанием для введения отдельной платы населению за утилизацию ТБО». И вывод – «Плату за уборку дворовых территорий, сбор и вывозку ТБО, их утилизацию необходимо включать в состав платы за содержание и ремонт жилого помещения». Таким образом, заместитель министра умудрился в своем ответе вообще обойти существо вопроса Саламатовой – о льготе.

И второе «письмо» - из Дома правительства. За подписью самого премьера Юрия Питкевича. Называется «О плате за утилизацию твердых бытовых отходов». Начинается оно сурово – «В начале года в ряде муниципальных образований введена дополнительная платная коммунальная услуга, причём без скидки… Ссылки на 210-й закон… несостоятельны». Далее идет ссылка на аннулирование утилизации из Классификатора. И затем Питкевич просит «привести платежи граждан за ЖКУ в соответствие со статьей 154 Жилищного кодекса РФ. Понятно, да? «Плата за утилизацию … входит в плату за содержание общего имущества, так как вывоз ТБО (внимание! – Н.Г.) предполагает и вывоз на полигон с последующей утилизацией на полигоне». Юрий Степанович распорядился произвести перерасчёт с учетом скидки. И всё!

Российский законодатель, может, и не очень отчётливо, но дал понять, что утилизация мусора – это сфера частного предпринимательства, и не надо содержание частного предприятия перекладывать на шею населения. Когда серьезные государственные мужи делают вид, что не понимают, что же делать дальше с вывезенным мусором, это, как говорится, «вопрос подготовки и квалификации». Ведь ездят же они регулярно изучать опыт Европы и Америки. На свалках можно жить. Можно добывать энергию, делать удобрения, перерабатывать - и всё это с успехом и прибылью продавать. Но в России знают только один способ – взять с населения.

Решение суда, признавшего незаконность нового платежа, было оглашено 2 августа, когда на руках ижевчан уже были июльские платежки. В них, как всем известно, строка «утилизация» переехала справа налево. Как распорядился премьер Юрий Питкевич. Её спрятали внутри «содержания» и дали копеечную скидку – перевели методику расчета платежа с человека на квадратные метры, в результате чего для ветеранов, одиноко проживающих в более или менее приличной по метражу квартире, платеж не уменьшился, а, наоборот, увеличился! Ведь скидку дали только на «социальную норму» 18 метров, то есть 28 копеек. Умножим их на 18 квадратных метров, получится 5 рублей 4 копейки, делим пополам, будет 2 рубля 52 копейки. Остальная площадь (а в деньгах это 7-10 руб.) скидкой не облагается. Вроде бы мелочь, но в масштабах 600-тысячного города сумма выливается значительная. Надо полагать, за нее еще должны побороться. Теперь надо ждать кассационной жалобы на решение судьи Самоволькина. А как разрешит ситуацию Верховный суд Удмуртии, это еще бабушка надвое сказала.