Накануне заседания Госсовета России более полутора тысяч ижевчан вышли на Центральную площадь столицы Удмуртии. Их здесь никто не ждал, республиканские власти сделали все от них зависящее, чтобы перед 18 ноября, днем визита президента Медведева, центр города «украшал» лишь наспех сооруженный выставочный павильон, должный символизировать достижения в социальной и экономической сферах Удмуртии.

фото «Цель митинга - довести до сведения федеральных властей истинное положение дел в Удмуртской Республике», - заявил председатель Координационного Совета гражданских действий УР, депутат Ижевской городской думы Андрей Коновал. Начиная с прошлого четверга на лидеров протестного движения республики началось беспрецедентное давление (вплоть до угроз фальсификации уголовных дел) с одной лишь целью – добиться отказа от проведения назначенных на 17-18 ноября акций протеста. Фактически двое суток они жили жизнью подпольщиков – без связи и постоянно меняя места своего пребывания. По домашним адресам депутата Андрея Коновала и главного редактора газеты «День» и руководителя регионального отделения партии «ПАТРИОТЫ РОССИИ» Сергея Щукина круглосуточно дежурили машины со странными личностями внутри.

Остановки нет

Стоя в ненастный понедельник, 17 ноября, на остановке общественного транспорта и дожидаясь троллейбуса, чтобы добраться до Центральной площади, я услышал обрывок телефонного разговора молодой девушки. «Митинг, в итоге, будет или нет?» - спрашивала она своего собеседника. Видимо, услышав положительный ответ, девушка сказала: «Хорошо, буду через пять минут» и села вместе со мной в подошедший вскоре троллейбус. «Троллейбус на остановке «Центральная площадь» останавливаться не будет», - прозвучал голос из динамика. «А почему не будет?» - поинтересовался я у кондуктора. «Митинг на площади, и с 12 до 16 часов на этих остановках нельзя останавливаться. Там даже контролеров поставили, чтобы водителям сигналили, что, мол, останавливаться нельзя, маразм какой-то…» - ответила кондуктор и пошла выполнять свою работу дальше.
Выйдя за остановку до площади и перейдя дорогу, я заметил до боли знакомый серебристый «Ауди 8» с регистрационным номером А001АА. Президента Удмуртии Александра Волкова, правда, за стеклом разглядеть не удалось. Служебная машина главы республики быстро завернула за угол и скрылась из виду.

Учения идут…

Когда я добрался до Центральной площади, мне в глаза бросились несколько грузовичков, груженных, по-видимому, силами быстрого реагирования, и огромное количество сотрудников МВД, оцепивших всю площадь и подходы к месту, заявленному организаторами для проведения акции протеста. Сама площадь была полностью перегорожена железной оградой. Столкнувшись с оцеплением милиции, люди начали собираться на углу Пушкинской и Лихвинцева, возле аптеки «Фармакон». «Ну, как же так, ведь на Центральной площади должны были митинг проводить!» - звучали возмущенные голоса. Время неумолимо приближалось к 14 часам, то есть к моменту официального начала митинга, но народу пока было негусто - человек 300-400. «Что-то мало народу, на акцию протеста совсем не похоже», - сказал кто-то из журналистов. «Еще не вечер, сейчас подтянутся», - ответил я, представляя, как сейчас пешком и дворами пробираются участники митинга протеста. И оказался прав - народ стал прибывать буквально с каждой минутой. Не было только организаторов. «Арестовали!?» - предполагали собравшиеся. Кто-то поднял самодельный транспарант: «Коррупционеров – под суд! Свободу Коновалу и Щукину!».
В это время сквозь толпу людей стал проталкиваться мужчина лет пятидесяти, со специфической стрижкой «площадка». Он стал предлагать присутствующим освободить место на перекрестке. «А вы кто? Представьтесь», - стали спрашивать мужчину собравшиеся на митинг. «Я гражданин, такой же, как и вы! И хочу пройти, освободите пространство», - говорил неизвестный. За спиной «гражданина» стоял Сергей Григорьевич Козлов, заместитель начальника милиции общественной безопасности МВД по УР. «Да не стесняйся, проходи!» - крикнул кто-то желавшему «пройти», но тот никак не прореагировал. Я попробовал выяснить, кто он такой, но в ответ получил такой же вопрос: «А вы кто?» «Журналист, газета «День», - честно признался я. «И я журналист, - огорошил меня мужчина и профессионально распорядился: - Предъявите удостоверение!» Я уже потянулся было за документом, но мужчина быстро потерял ко мне интерес и уже успел отойти в сторону.
Кто-то из пенсионеров начал говорить ему о недопустимости давления на оппозицию, в ответ незнакомец предложил «отойти», но им вслед ринулись и все стоявшие рядом, решившие, что пенсионера забирают в милицию. Так в первый раз за акцию протеста было перекрыто движение по улице Лихвинцева. Позже движение останавливалось еще два раза, но уже на центральной улице Пушкинской.
Во время этого инцидента выяснилось, что «растолкавшего» людей мужчину зовут Виктором Михайловичем, он сотрудник МВД России и прибыл в республику наблюдать за правопорядком. Тут на меня накинулась одна из старушек. «Молодой человек, вы тоже неправильно делаете, сначала паспорт попросили, теперь вот стоите, записываете нас», - сказала она, перепутав меня с сотрудником спецслужб и показывая на диктофон. «Он из «Дня», все нормально», - успокоил ее кто-то из стоявших рядом. Но тут на меня «наехал» полковник милиции Козлов, увидевший, что я интересуюсь общением Виктора Михайловича с народом. «Не надо записывать», – приказал полковник. «Я журналист, вы мешаете мне работать», - парировал я. И меня снова попросили показать документы. Посмотрев на ламинированное редакционное удостоверение, полковник Козлов сказал: «Бэйджик какой-то, а не удостоверение!» - и отошел в сторону. Представитель МВД России Виктор Михайлович в этот момент предлагал участникам митинга создать инициативную группу, которая, по его словам, сможет пообщаться с представителями федеральной власти, а сейчас надо разойтись. Но его словам мало кто верил. «Волкова надо за шиворот вынести из резиденции», - кричали граждане сотруднику МВД.


фото
Открыть ограждения

И вот я услышал голос Андрея Коновала. «Прорвался все-таки», - сказал стоявший рядом мужчина. «Все нормы законодательства соблюдены, мы согласовали митинг на Центральной площади», - объявил Коновал и призвал людей пройти к заявленному в уведомлении месту сбора. Участники акции протеста, которых к этому времени собралось уже более пятисот человек, двинулись через дорогу на площадь. Милиционеры выстроились в ряд и, судя по их лицам, не знали, что делать, рация молчала, приказы не поступали. «Большая просьба пропустить участников митинга», - взывал в мегафон к сотрудникам милиции Андрей Коновал. «Сюда подойдите, пожалуйста!» - кричал милиционер в адрес организаторов, но было уже поздно, люди напирали, дорога встала. «Открыть ограждения!» - поступила команда. «Ну, если только на часок, не больше», – услышал я обрывок фразы кого-то из милиционеров.
Я подошел к офицеру и поинтересовался, почему милиция сразу не пустила участников митинга на площадь. «Что значит, не пускали? - удивленно ответил он. - Здесь учения проходят»… «Там обследовали все, спецслужбы все проверили, не заминировано ли, а тут вы, вот и не пускали», - объяснил другой милиционер.

Митинг

Поскольку организаторам акции протеста фактически запретили использовать звукоусиливающую аппаратуру, не пропустив машины к площади, в распоряжении митингующих был один-единственный мегафон. Звук был не очень громкий, но люди отнеслись к этому с пониманием, зная, что в этот раз митинг проходит в «боевых условиях». По той же «технической» причине не были завезены на площадь флаги и транспаранты. В качестве наглядной агитации выступили листовки-наклейки с надписью «Волков, уходи!», раздававшиеся на предыдущем митинге, прошедшем в рамках кампании «День гнева» 25 октября. Их митингующие держали над головами в вытянутых руках.
Среди выступающих были, в том числе, и представители общежитий «Нефтемаша». Речь их оратора была искренней и пламенной. Ситуация, описанная представителем «общаг», что им не дают приватизировать свои комнаты, задела практически всех. «Волкова в отставку!» - скандировали люди в промежутках между выступлениями. Лидер Комитета работников и ветеранов «Ижмаша» Надежда Баженова вновь обратила внимание на плачевное положение этого некогда градообразующего предприятия. «Рабочих на Канары, Гродецкого на нары!» - скандировали собравшиеся.
В то время, когда митингующие требовали привлечь республиканские власти к ответственности, рабочие, монтировавшие на площади выставочный павильон, начали обвешивать его красочными панно с изображениями объектов, которые президент Удмуртии считает своими главными достижениями. Взору людей предстали: Резиденция президента УР, Цирк, Зоопарк, Дом дружбы народов. В пику происходившему украшательству депутат Городской думы Андрей Коновал напомнил собравшимся историю передачи в долгосрочную аренду ООО «Удмуртские коммунальные системы» всех теплосетей Ижевска. В результате впервые за много лет в столице Удмуртии был сорван отопительный сезон. Во время выступлений через ограждения на митингующих поглядывал начальник службы безопасности президента Удмуртии, опиравшийся на черный зонт в виде трости. Главный телохранитель президента Волкова постоянно кому-то звонил по мобильному телефону. «Наверное, шефу…» - подумал я.
Президенту Волкову было о чем беспокоиться – народные волнения накануне Госсовета России явно не повышали его шансы на переназначение.
«Вы посмотрите, чиновники получают пенсию 75 процентов от заработной платы, а мы сколько, простые люди?» - задала риторический вопрос в мегафон домовая активистка Светлана Ситчихина. И подведя свое выступление к тому, что народ, отстроивший такую страну, достоин больших пенсий, нежели сейчас, проскандировала ставший традиционным лозунг: «Волкова в отставку!». За принятие республиканского закона о ветеранах, должного гарантировать обеспечение пенсионерам социальных выплат, ратовали в своих выступлениях и лидеры «Общественного совета пенсионеров УР» Рауза Пастернак и Алевтина Ивасива.
Исчерпав отпущенное регламентом акции время, участники митинга направились к зданию Дома правительства. И здесь стало понятно, сколько всего людей, несмотря на препоны, все-таки сумело добраться до Центральной площади. Колонна демонстрантов растянулась метров на 250-300, таким образом, общее количество участников акции протеста превысило 1500 человек. Выступления продолжились и перед Домом правительства. В завершение Андрей Коновал от лица организаторов обратился к руководителям милиции общественной безопасности с вопросом, был ли участниками публичного мероприятия соблюден регламент? «Претензий к нам не будет?» - переспросил депутат и, получив утвердительный ответ, объявил митинг закрытым.

Пройдемте

После акции протеста участники начали расходиться вдоль Пушкинской – кто в сторону улицы Советской, кто – в сторону Кирова. Мы вместе с корреспондентом газеты «День» Сергеем Чазовым не спеша двинулись к ближайшей остановке на переулке Широком. Доставая сигарету, я невзначай обернулся и краем глаза заметил двух молодых мужчин в темной гражданской одежде, идущих прямо за нами. «Сергей, позади нас двое, по-моему, это за нами», - предположил я, доверившись интуиции. Решив проверить мое предположение, мы на секунду остановились, прикуривая. «Уголовный розыск, Первомайский РОВД, пройдемте!» - произнесли люди в черном и тут же начали закручивать нам руки. Лица мужчин, назвавшихся милиционерами, не внушали никакого доверия, они скорее походили на обыкновенных уличных «гопников». Но выяснить, с кем мы в реальности имеем дело, было уже невозможно. «Журналистов «Дня» забирают!» - закричал кто-то из идущих с митинга, и люди мгновенно окружили нас и наших захватчиков. Сергея Чазова с фотоаппаратом отбили первым. Переглянувшись между собой, кто-то из «милиционеров» распорядился в мою сторону: «Вяжем хотя бы этого, быстрей!» Но я не стал дожидаться, когда это произойдет, и ринулся в гущу народа. «Что вы делаете, подонки!? Что вам от них надо!?» - кричали разгоряченные пенсионеры в сторону захватчиков. Те начали говорить, что всего лишь пытались «удостоверить наши личности». Посадив нас в троллейбус, наши спасители поинтересовались: «Как же вас защитить еще можно?» «Не знаем», - признались мы. Но после выхода из троллейбуса на остановке «Мэрия» история с задержанием приняла новый оборот.
Выйдя из троллейбуса, мы через некоторое время обнаружили, что нас вновь преследуют. Первое, что пришло в голову, - надо бежать! И бежать со всех ног, ведь при нас были диктофонная запись с акции протеста и отснятый на митинге фотоматериал. Потерять их было ни в коем случае нельзя. То ли нам повезло, то ли физическая подготовка предполагаемых сотрудников правоохранительных органов оказалась не на высоте, но, хотя мы и плюхались периодически в грязь, нагнать нас не удалось. Пробежав целый квартал, задыхаясь, мы ввалились в подъезд дома моего коллеги. Не обошлось, правда, и без сюрприза - лифт не работал, и на девятый этаж мы уже буквально вползли. Отдельное спасибо за это президенту Волкову. Дом дружбы народов для проведения Госсовета РФ стоимостью в один миллиард рублей, безусловно, гораздо более нужное дело, чем замена выработавших свой срок лифтов.
В квартире нам уже больше ничего не угрожало, фотографии и файлы с диктофонными записями были отосланы по Интернету в адрес редакции. С какой целью нас пытались незаконно задержать неизвестные – чтобы лишить фотографий с митинга (доказывающих его массовость) или провести профилактическую беседу о недопустимости работать в такой газете, как «День», - я не знаю…