Полпреда Президента РФ в Приволжском федеральном округе Григория Рапоту ждали в столице Удмуртии поздно вечером 9 июля. В этот день полпред находился в Ульяновске, откуда по плану должен был вылететь в Ижевск, чтобы, как выразился накануне визита главный федеральный инспектор по УР Александр Кобзев, поставить «хороший заключительный аккорд знакомства с ПФО».

фото Этот заключительный аккорд чуть было не закончился трагедией для всех, кто находился в самолете АН-24-100, присланном в Ульяновск авиакомпанией «ИжАвиа» для того, чтобы доставить полпреда в аэропорт «Ижевск». Через несколько минут после взлета на высоте 300 метров у самолета, в котором находились Григорий Рапота и сопровождавшие его сотрудники, отказал левый двигатель. Командир воздушного судна Герман Прототопов запросил
вынужденную посадку, и уже через 12 минут после взлета АН-24-100 успешно приземлился обратно в аэропорту Ульяновска.
«Никто из пассажиров и членов экипажа не пострадал, – сообщила через день после инцидента газета «Коммерсант». - Григорий Рапота вернулся в гостиницу Ульяновска и вчера утром (10 июля) вылетел в Ижевск на самолете Ту-134, предоставленном этой же авиакомпанией». В реальности все может оказаться куда серьезней. По информации источника, хорошо знакомого с внутренней ситуацией на ОАО «ИжАвиа», АН-24-100 принадлежит вовсе не авиакомпании, а известному в Удмуртии депутату-предпринимателю Андрею Осколкову. По утверждению источника «Д», руководитель ООО «Управляющая компания «КОМОС» приобрел этот самолет больше года назад на одном из заводов, где судно находилось на капремонте. По словам источника, заказчик якобы не смог выкупить судно, и Осколков приобрел его с большой скидкой. При этом специалисты уже тогда скептически высказывались о техническом состоянии самолета. «Никто за ним у нас толком не смотрит, используют, как «Жигули», - высказался по этому поводу на условиях конфиденциальности один из сотрудников аэропорта.
Чтобы получить официальные разъяснения о том, каким образом частный самолет был выслан для доставки полномочного представителя Президента России, «Д» дозвонился до заместителя руководителя «ИжАвиа» по общим вопросам Бориса Афонина. «Мы являемся эксплуатантом этого воздушного судна, - ответил Борис Григорьевич, - «Осколков» - нет такой организации, он участвовал деньгами, а сейчас заказывает рейсы, но это наш самолет, мы на нем летаем…»
О том, что руководитель ОАО «ИжАвиа» Михаил Хатомкин своими действиями фактически разваливает предприятие и постоянно попадает в сомнительные истории, «Д» неоднократно писал. Отдельная тема - позиция республиканских властей, владеющих 100 процентами акций в уставном капитале данного предприятия. На протяжении уже нескольких лет Правительство УР отстаивает в суде законность приватизации «ИжАвиа» путем преобразования его из государственного предприятия в открытое акционерное общество. Как считают эксперты, сделано это было для того, чтобы распродать наиболее ликвидные активы предприятия.
Теперь после приватизации нескольких объектов «ИжАвиа» (доставшихся новым владельцам по крайне заниженным ценам) республиканские власти вынуждены как можно дольше затягивать судебный процесс, чтобы избежать разбирательства по вопросу о незаконной распродаже государственной собственности. Последний раз о развитии судебной тяжбы вокруг «ИжАвиа» рассказывал представителям республиканских СМИ министр имущественных отношений Удмуртии Сергей Касихин, это было 2 июля – всего за неделю до чуть было не случившейся авиакатастрофы.

Предыдущие статьи по теме «ИжАвиа»:

ГЛИССАДА ПОСАДКИ
Хатомкина хотят посадить. Но пока не в тюрьму


ОАО «Ижавиа» не пустило конкурента

ПОД КРЫЛОМ
От «Ижавиа» скоро оставят одну вывеску


НА ОДНОМ ШАССИ:
что происходит с «Ижавиа»?


ЗАЛЕТЕЛИ
Чартерные авиарейсы высокопоставленных рыбаков посчитали в генпрокуратуре


КАК ФАНЕРА НАД ПАРИЖЕМ
Власти Удмуртии в очередной раз пролетели с делом о приватизации «Ижавиа»