«Перед камерами говорю, что если Балакин с Ушаковым до мая-месяца не решат вопрос с этим сараем, то я с себя снимаю ответственность за всю набережную» – именно «сараем» на прошлой неделе назвал президент Удмуртии Александр Волков историческое здание правления «Ижстальзавода». Ныне это законсервированная после пожара гостиница «Маяк», не разрушенная, наверное, только потому, что находится в частной собственности. Президент Волков со всей силой пока еще имеющегося в его распоряжении административного ресурса «продавливает» решение о необходимости сноса этого памятника истории и культуры, находящегося «под охраной государства».

Уж сколько раз сказано, но не грех повторить - Ижевск обладает историческими зданиями в столь скудном количестве, и находятся они в столь плачевном состоянии, что власти бы впору носиться с ними и пылинки с них сдувать, вместо того, чтобы объявлять им «войну». Вот и это злосчастное правление «Ижстальзавода». Мемориальная доска, установленная-таки два-три года назад в пылу юбилейных (заводских тогда) торжеств гласит, что построено оно на исходе XIX века, вероятно, по проекту тогдашнего заводского архитектора Коковихина. В плане архитектурного стиля представляет собой образец строгого классицизма. Аккуратно вписано автором в исторический ансамбль зданий и сооружений предшествовавшей эпохи - Генеральский дом - Правление - плотина - главный заводской корпус с башней. Это была главная «силовая линия» заводского поселка, всё и держалось ею и на ней. Собственно говоря, это и есть исторический центр, «пуп» нашей с вами «малой родины». Ну, давайте отрежем и его, и так вырастаем «иванами, родства не помнящими».

Ну, мешает Александру Александровичу это скромное зданьице, внешне оно, конечно, мало напоминает то, что сам он считает за образец, достойный подражания, - а именно его собственную резиденцию, которая теперь «удвоилась» его копией - Домом дружбы народов.

От самого начала истории Ижевска всегда на этом месте стояло какое-то здание (сперва деревянные), где находились органы управления заводом, давшим жизнь поселку. По сути, это тоже резиденция. В Генеральском доме управляющий предприятием генерал жил, а здесь работал. И здесь работали ВСЕ перебывавшие в Ижевске управители, то есть место, очень сильно связанное с властью. Это, если так можно выразиться, интеллектуальное «вместилище» самого духа казенного оружейного предприятия. А если войти внутрь и подняться по чудом сохранившейся до сих пор парадной лестнице с чугунными литыми решетками, этот дух все еще можно почувствовать.

Чем же и кому помешало историческое здание?

О том, что существуют планы его сноса, мы уже не раз писали - идет капитальная реконструкция набережной Ижевского пруда, чтобы было, по словам президента Волкова, «как в Ницце». Зачем, почему «как в Ницце», при этом даже не обсуждается. Почему не как в Ижевске, бережно хранящем свою историческую память?

Мой полугодовой давности разговор с куратором проекта реконструкции, главным архитектором проекта, заведующей отделом урбанистики института «Удмуртгражданпроект» Ириной Ходыревой, напомню, закончился тем, что тогда, в конце прошлого лета, по её мнению, еще рано было говорить об исторической составляющей проекта, о тех мероприятиях, которые проектировщики должны были заложить в проект и вынести на обсуждение в части сбережения исторических ансамблей. Тогда было рано, сейчас, что, получается, уже поздно?

Именно на проектировщиков действующее законодательство возлагает всю процедуру по увязке намерений строителей с существующей исторической застройкой, то есть они знают (не могут не знать!), что следует предпринять, если возникает объективная необходимость посягательства на памятник истории. А требуется ни много ни мало обосновать необходимость сноса (переноса) и заручиться разрешением «всего лишь» Правительства Российской Федерации, поскольку нет иного пути ликвидации памятника, внесенного в Реестр (в данном случае региональный) памятников истории и культуры.

А теперь представьте себе архитектора, интеллигентного по определению человека, который возьмет на себя профессиональный труд аргументировать перед российским правительством этот акт неприкрытого вандализма. Конечно, такого найдут, но самому-то ему будет каково, ведь имя и слава Герострата мало кому кажется почетной.

Конечно, не эстетические соображения о неказистости здания правления являются главным аргументом сторонников сноса. Оно, к своему несчастью, оказалось в узком месте, вроде «пробки» на транзитной магистрали, которая должна будет промчаться по будущей сказочной набережной. При этом до сих пор публично говорится о пешеходном в основном характере отреставрированной набережной, мол, это будет зона рекреации, кафе, ресторанчики, газоны с цветниками, скверы и магазинчики сувениров.

Но если хотят снести здание правления, то именно для создания беспрепятственного многоколейного движения автотранспорта, который будет носиться взад-вперед с северного на южный берег водохранилища. Славная будет «пешеходная» зона, только успевай увертываться от джипов и BMW.

Есть ли цивилизованный выход из положения, когда «сохранить нельзя оставить»?

Конечно, есть. Первый - это перенос. Современные технологии вполне позволяют переместить целые здания на другое место. Да, наверное, дорого и хлопотно. Куда проще и дешевле как следует шарахнуть бабой копра и пару раз проутюжить бульдозером. Второй же вариант умственно труден для нынешней власти, потому что он требует уважительного отношения к месту, к которому она (власть) приставлена, и к народу, которым оно (это место) населено.

Этот «второй путь» давно и пока безрезультатно пропагандирует ученый и краевед Игорь Кобзев, который пытается внедрить мысль об экопарках, с 60-х годов прошлого века успешно создаваемых в Европе и Северной Америке. Это такие природо- и историкоохранные зоны, куда включаются целые комплексы некогда промышленных зданий, превращенных ныне в музеи, галереи, культурные центры. И это дело прибыльное! Экотуризм становится рентабельной отраслью.

Исторический центр города, считает Игорь Кобзев, должен быть музеем. Памятники индустрии, вписанные в парки, дополненные учреждениями развлечения и досуга. Все это технически можно решить с помощью панорамных площадок, стилобатов. Проблема транспорта решается с помощью эстакад. «Заводы стоят, пруд гниет, несмотря на принимаемые меры, - говорит Игорь Кобзев. - Ижевск по-прежнему серый». О том, как пройдет обсуждение проекта реконструкции набережной, назначенное в Минстрое УР на среду, 21 января, мы сообщим в следующем номере нашей газеты.