История борьбы российских властей с игорным бизнесом напоминает игру в прятки. После принятия закона о регулировании деятельности по организации азартных игр, сопровождавшегося обширной информационной кампанией, вчерашние казино спешно перепрофилировались в «интернет-клубы», что позволило обойти запреты, но ничего не изменило в сущности данных заведений.

С 1 июля нынешнего года действие закона было распространено и на эти заведения, однако закрывались «интернет-клубы» крайне неохотно и с большим опозданием. Даже спустя месяц, в начале августа, практически все они работали в обычном режиме. Потребовалось вмешательство прокуратуры и возбуждение двух дел по фактам незаконной организации азартных игр (в Глазове и Ижевске), чтобы владельцы казино подчинились требованиям законодательства. И, как выясняется, даже под угрозой уголовного преследования некоторые «интернет-клубы» в столице республики продолжают свою работу.

С вопросом, можно ли сегодня в Удмуртии играть в казино на деньги, я обратился к одному из своих знакомых, осведомленных в этом вопросе. По его информации (хотя специального учета он, конечно, не ведет), ещё примерно четыре ижевских «интернет-клуба» по-прежнему оказывают такие услуги. По крайней мере, в минувшие выходные все они, как ни в чем не бывало, принимали посетителей. Туда я и отправился со своей «проверкой», решив по дороге заглянуть во все подобные заведения, расположенные по ходу моего маршрута.

Все попутные заведения оказались закрыты, как говорится, без объяснения причин. Из полутора десятков казино, которые удалось обойти за вечер, только в одном посчитали уместным снять вывеску, и только на дверях одного закрытого «интернет-клуба» висело объявление, поясняющее причины закрытия, – «не работает по техническим причинам». Из четырех игорных домов, куда советовал заглянуть мой источник, три все-таки бездействовали. Зато единственное действующее казино, которое удалось обнаружить (в самом центре Ижевска), оказалось весьма колоритным заведением.

Располагается казино в одном здании с круглосуточным баром, но имеет отдельный вход с улицы, не оснащенный ни вывеской, ни какими-либо другими опознавательными знаками. С улицы посетитель попадает на грубую железную лестницу, уходящую под землю на два пролета. Здесь не прекращается громкий гул вентиляционной шахты и сильно пахнет подвальной сыростью. Пол бетонный. Внизу, за приоткрытой металлической дверью, – небольшая комната (примерно четыре на шесть), в которой и оборудован игровой зал с двадцатью компьютерами. На экранах игроков – рулетка.

Оператор, принимающий платежи и выдающий выигрыш, сидит в фанерной будке – это вам не девушки в фирменной униформе за бронированным стеклом, как было до недавнего времени в крупных интернет-казино Ижевска. Над окошечком будки есть несколько объявлений, одно из которых гласит: «Услуги Интернет – 100 руб. за 10 минут». Цена, безусловно, говорит о том, что пользоваться Всемирной сетью в привычном понимании сюда не ходят – один час стоит столько же, сколько стоит месяц неограниченного доступа у ижевских провайдеров. Рядом висит прейскурант цен за порчу имущества и объявление, которое развеивает последние сомнения относительно рода деятельности этого заведения: «Интернет-клуб оказывает услуги по вводу и выводу денежных средств в систему «GROTTER». То есть ничего нового владельцы клуба не изобрели: после введения запрета на организацию азартных игр именно посредничество между игроками и виртуальными казино стало основным занятием «интернет-клубов». С 1 июля подобный бизнес находится под запретом, но этот клуб в центре Ижевска, очевидно, так глубоко зарылся в грунт, что о запрете здесь ничего не слышали.

Вряд ли кто-нибудь может с уверенностью сказать, что это полуподпольное, безымянное казино – единственное в Ижевске. Практически невозможно случайно обнаружить такую «кроличью нору», заранее не зная о ней, например, от знакомых. Принимая также во внимание тот факт, что владельцы «интернет-клубов» сегодня не спешат покинуть занимаемые помещения, а в сети Интернет распространяются коммерческие предложения о переоборудовании игровых залов в помещения для организации «совершенно законной моментальной лотереи», можно констатировать, что в истории с запретом игорных заведений точка пока не поставлена.

Александр ПЕТРОВ